Жить ее

Встреча с французской частицей Страны басков произошла в ее культурной периферии – в городе Биарриц. Нет, это вовсе не ее задворки, а на первый взгляд – и вовсе столица. Это пространство вычурной роскоши Наполеона 3, элегантной скромности Коко Шанель, творческой обители Чехова, душевного приюта Стравинского. А теперь это место досуга многих современных русских богатеев, имена которых здесь стараются даже не произносить.

Но дух французских басков, как нам увиделось, живет на удалении от дворцов в дивной долине зеленой свежести и чистоты между гор, по вершине которых проходит условная граница между Францией и Испанией.

 

Почувствовать этот дух можно лишь в беседах с его хранителями – тружениками фермерских хозяйств. К ним-то мы и отправились… За несколько дней переездов по «басконии» удалось побывать в сытно-чисто-щедрой свежести у семейных владельцев редкой породы свиней,

 

… на семейной ферме разведения форели

 

… на семейной сыроварне …

 

… у хозяина винодельни семейной династии,

 

… на заводах знаменитого басконского сидра, на производствах анчоусов, роскошных мясных коров и еще в нескольких хозяйствах.

И не случайно чаще других здесь выпадает слово «семья». Пожалуй, это одна из главных примет культуры басков.  Ее нельзя было понять, не помыслив условий, в которых становилась эта культура. Совершенно понятно, что баски развивались в непростом контексте, отличном от того, в которых происходило становление культуры армян.

В качестве главных факторов, подталкивающих эволюцию (так называемых «главных эволюционных векторов» – ГЭВ) принято считать следующие четыре:

  • СЛОЖНОСТЬ контекста. Она может быть определена по-разному, но так или иначе это то в окружении и внутри культуры, что требует множества моделей для понимания происходящих в ней процессов. Сложность обусловлена количеством и разнообразием взаимодействий в культуре, принуждающих ее тратиться на то, чтобы в нарастающей неопределенности выбирать свой путь в Неизвестное. На наш взгляд сложность процессов у басков незначительно превышала сложность армянской культуры, «выровнявшей» саму себя в тысячелетиях.
  • Морфологическое РАЗНООБРАЗИЕ контекста. Его можно помыслить как количество разнородных культурных компонентов, культурных средств, в которых кристаллизуются и в которых отражаются базовые смыслы культуры нации. Так, культура может быть богата разнообразием лишь языковых средств, но сравнительно однородна в деятельностях. А может быть одновременно разнообразна и ценностями, и культурными играми, и разнородностью символического поля. Мы увидели, что разнообразие, толкающее культуру басков к развитию, богаче первого нашего примера (Армении).
  • ПЛОТНОСТЬ ЭВОЛЮЦИОННОГО ФРОНТА. Эту силу можно определять интенсивностью перемен, среди которых трудятся культуры. Исходя из известной и, можно сказать, наблюдаемой (записанной) истории есть основания утверждать, что последние несколько веков баски жили в чрезвычайно плотном темпомире, принуждающем их культуру либо к непрерывному обновлению своих форм, либо к смерти.
  • СУБЪЕКТНОСТЬ. Это способность культур самостоятельно творить свою историю, используя для этого в качестве рычагов недремлющую рефлексию и живую активную волю. У басков эта способность, кажется, поддерживалась на протяжении всего того времени, которое они себя «помнят». Они считают, что так было на протяжении десяти тысячелетий. И совершенно не важно, есть ли у них серьезные аргументы для этого. Каждая культура всегда по-своему использует свою историю и никогда не равна ее объективному ходу.

Словом, контекст культуры басков помогал ее развитию сильным давлением по своим «главным векторам».

И теперь было интересно наблюдать ответ культуры на такой вызов. Мы застали ее в одном из лучших своих состояний. При всех неизбежных противоречиях Страна басков показалась нам в очередном расцвете сил.

Судите сами…

1. Сложность обстоятельств покоряется здесь простотой ценностей большинства тех, с кем мы встречались. В основном это:

  • полезный благодатный труд. Заметим, не само благо, а работа на него;
  • здоровье и счастье семьи в потоке перемен, но непременно здесь и сейчас;
  • умеренный по отношению к друзьям-соседям достаток в доме.

Значение дома оказалось удивительным для нас. Чаще всего вместо фамилии человека здесь называют имя дома. Все дома у басков с именами.

 

Здесь свадьбы происходят не между женихом и невестой, а между домами. Причем так, чтобы место, где трудятся и отдыхают победные силы рода, оставалось за ним пожизненно. В согласии с этим земли почти никогда не продаются не баскам.

2. Разнообразие водоворота жизни покоряется здесь еще большим разнообразием символического мира басков. Даже сам язык не имеет устойчивых структур, отчего правила его меняются не только время от времени, но и от места к месту. Точно также вьются песни басков, по сути похожие на рэп. Или на джаз. Или на стеб, или на что угодно, поскольку в начале песен никто не знает их конца. А поют здесь часто. И часто – соревнуясь друг с другом в импровизации. И все песни — про свободу.

3. Плотность эволюционного фронта покоряется предприимчивой изобретательностью, с которой баски на свои деньги и на деньги Евросоюза осваивают выгоды своего местоположения. Здесь нет неухоженных, брошенных земель, которыми бы не владела семья и над которыми бы не стирались ладони местных улыбчивых жизнелюбов.

 

4. Политические игры с налогами, с переделом земель и законов деловых отношений, от которых страдает наш малый бизнес, повально не дозревающий до среднего, здесь покоряется редкостной волей и неподкупностью выбираемой и назначаемой элиты басков. Благодаря им у страны есть многолетние льготы в налогах, особенные права и возможности, которых нет, например, у соседней Каталонии и у других регионов Испании.

Волить – это в природе басков. Печально, но показательно здесь остановлено строительство атомной станции на склоне живописного берега Атлантики.

 

Боевиками организации ЭТА («страна басков и свобода») были убиты подряд два главных инженера строительства, после чего проект окончательно «заморозился». При всей неразумности и жестокости, с которой эти патриоты боролись за свои исконные земли, народ помнит и жалеет их, вывешивая на своих балконах знаки сочувствия.

 

 

Глава Бильбао, подтянувший в город и большие финансы, и сильнейшие умы, признавался «лучшим мэром мира». По его примеру украсились другие города и деревни басков — острова надежного, чистоплотного приюта себя сознающего духа.

 

Мы построили профиль результативности трех важнейших эволюционных процессов культуры, которыми, по нашему мнению овладели баски. На сегодняшний день это выглядит приблизительно так:

  • сильное продвижение по направлению развития совместных форм жизни и деятельности (филогенез). Это выпуклое «Мы» звучит у них примерно так: «Мы, баски, знаем как нам надо жить»;
  • сильное продвижение по направлению развития технологий освоения свободной энергии (техногенез). Здесь удивительно организована и ментально вживлена в культуру работа на КАЧЕСТВО, которую можно наблюдать (есть, пить…) как в небольших семейных фермах, так и на площадках промышленно-инновационной долины Мондрагона. Пожалуй, только в стране басков можно встретить обилие небольших семейных бодег, у которых скупают вино рестораны с тремя звездами Мишлен. Здесь всюду можно слышать примерно следующее: «Главное наше преимущество и спасение в долгосрочной судьбе – это качество наших дел». И оно создается;
  • при развитии индивидуальных способов переработки сложности (онтогенез) – все же плотность образовательного пространства на обеих территориях басков (французской и испанской) еще не велика. Хотя для этого у них есть вся открытая Европа.

При таком вольном и сжатом комментарии этих направлений эволюции, образующих целое (холоны), картина текущего момента выглядит в пользу сильной культуры Страны басков.

Возможной причиной такого положения дел является то, что в культурной динамике баски научились сохранять свои сакральные корни (базовые смыслы культуры), не размельчая их в жерновах жизненной рутины. Примечательно, что это им удается в балансе опытного и мыслимого. Они очень твердо «стоят на земле» , то есть опираются на опыт, которым проверяют, кажется, любые фантазии ума (трансцендентное).

Несколько уроков от басков (из Дневниковых записей экспедиции):

  • При высокой плотности эволюционного фронта условий жизни и всех средств культур проигрывают те из них, в которых чрезмерно доминирует ЛОГОС как слабо проверяемое опытом значение должного. Речь идет о «чистой вере» – ни на чем не основанном убеждении в единственно правильном ходе «вещей». Это можно заметить хотя бы и по умеренной религиозности басков по сравнению с ценностями жизненности любых дел и состояний. Кажется, что здесь священнее и дороже другое – сама жизнь в ее чистоте, неповторимости и удовольствии.

Видимо, конструктивной заменой логоса, испытывающего в наши дни подлинный кризис, может быть другое – сознание самобытия. Однако, что же оно такое?

  • Священно значимые структуры любой культуры должны быть недоступны публичности. Они 1) должны быть и 2) должны работать – это все, что нужно для силы культуры. А все ее внешние средства могут и должны быть наглядным воплощением скрытых причин этой силы. Так, всякая публикация ценностей компании есть ослабляющее ее вскрытие потаенности. Публиковать надо не ценности, не сакральное, а способы его воспроизводства и проявления. Баски неохотно впускают в свои дома. Но когда встречаются живые, неподдельные откровения, тогда двери открываются и праздник непременно будет;

 

  • Достаточным условием силы культуры является мощность потоков развивающих ее перемен хотя бы по двум направлениям культурогенеза… из трех;
  • Живучесть культуры решительным образом зависит от усилий социальной элиты народа. Она в ответе как за расцвет нации (организации, города, страны…), так и за ее распад. Культуры крепчают лишь там, где элита сознает и ведет себя как субъект ее развития и эстетики.

Подмена целей элиты другими задачами в долгосрочном существовании пагубна не только для вытолкнувшего ее на самые ответственные позиции народа, но и для нее самой.

Помимо других откровений, был замечательный урок напоследок — от одного обыкновенного фермера, подхватившего своим трудом традицию басконского качества виноделия… В ответ на вопрос о том, «что для него самое ценное в жизни?» молниеносно, без промедления, легко, но серьезно ответил — ЖИТЬ ЕЕ.

С этой до волшебства простой формулой мы и отправились дальше — в Ирландию.

И уже теперь, дома многие из нас призадумываются… что это было?

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru