Выбор куны

В лазурных водах карибского моря на рифовых островах Панамы живет маленький народ с ясными различениями своего пути. Зовут они себя куна, а землю свою — куна яла.

image(Фото Полины Осиповой)

Они знали себя еще до пришествия чудовища «конкиста» со Старого света. Точно так же ловили рыбу, возделывали землю, подсыпали свои маленькие острова, забирая у моря крохи пространства.

image(Фото Полины)

Линия их жизни делалась мужчинами, но струилась вокруг женщин. И сейчас большинство обрядов, в которых выражается и закрепляется их правда, связано с женской судьбой. Один из таких обрядов удалось увидеть и нашей команде «ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ 2014» накануне большого, но странного праздника Латинской Америки — день открытия Америки Колумбом (13 октября). Странность его состоит в том, что во всех календарях этот день обозначен как праздничный, но почти никто здесь его не празднует.
Обряд был посвящен второй инициации девочки. Первая инициация проводится у куна с 2-х до 5-ти лет, когда у девочек проявляются отчетливые признаки самостоятельности. Тогда их наряжают, подстригают и отделяют от матери на отдельную кровать. Это важно и для девочки, и для племени — все узнают, что появился новый субъект. Но все происхоит гораздо серьезнее во время второй инициации. Имено здесь случается самый серьезный выбор девочки — быть или не быть куной. Для Иделианы этот момент наступил в 12 лет.

image(Фото Андрея Теслинова)

Момент полового созревания для девочки совпадает здесь с выбором той культуры, с которой она свяжет свою дальнейшую судьбу. И обратной дороги дальше почти нет. Точнее, возможность изменить путь тоже есть, но и он будет связан с сильным, не простым выбором — и в этой возможности куны снова очаровывают ясностью своего пути.

А дело было так. Примерно сто лет тому назад началась новая история Панамы, повлиявшая на ее облик. Это было связано с началом строительства панамского канала, соединившего два океана. Проект этот с самого начала стал грандиозным и решительно изменил жизнь в округе. На панамскую землю пополз крупный бизнес и все, чем сопровождаются его гигантские амбиции. Для куны началась эпоха жизни в условиях экспансиии глобального подавления самобытности. Большой бизнес стирает ообенности этносов, легко поглощая самостоятельные попытки человечекой природы выживать посредством особенной культуры. Для слабых попыток это заканчивается ничем — культуры стираются с лица планеты. В близкой перспективе это и неплохо. Исчезая, самобытные культуры находят себя в новом потоке жизни. В далекой перспективе это губительно для человечества. Однородность, к которой ведет стирание самобытности, убивает возможности для продолжения развития за счет разнообразия. Известно, что культуры сохраняют себя только в развитии и только через диалог Разного.

Как мы поняли из бесед с островитянами, куны почувствовали, что исчезают. Удержать себя от засасывающей воронки соблазнов цивилизации им удается все меньше и меньше. И тогда совет старейшин принял эпохальное решение — впустить в свою культуру новое, надежно сохраняя старое и позволить каждому члену племени самому выбирать свой путь. Это сильно повлияло на облик куна и на ход их эволюции. Тепепрь на островах можно видеть оба следа культурного выбора. Примерно половина племени идет путем предков (они отличаются одеждой), а другая — путем безликого, но технологичного прогресса.

image

(Фото Полины)

Обе жизни струятся рядом, как-то и чем-то обогащают друг друга, спасают в трудные периоды, и этим взаимодействием продолжают свое существование. Решение старейшин «чтобы выжить, нужно открыться миру, но сохранить себя», придало народу новое дыхание. И теперь понятно, что в сложившемся контексте жизни куна не менее живучая культура, нежели другие (к примеру культура, скажем так, «панама-сити»). Ее долговечность поддерживается той благодатью «треугольника», которую создает выстроенный ими механизм гомеостаза: две противоречащих культуры под одним общим управлением.

В свои 12 лет Иделиане пришлось сделать свой выбор, значимый по силе и ответственности тому легендарному решению старейшин. Вместе с тонким бисером, которым на наших глазах покрывались ее тонкие ножки и ручки, и ярким платьишком из традиционных прямоугольничков, которые здесь называют «молами», перед ней открывалась новая дорога, не простая, но, как и все на свете, чем-то радостная жизнь в племени под знаком «куна».

image(Фото Татьяны Андреевой)

Если девочка здесь принимает другое решение, то она перестает быть»куна». И факт этот удивительный, поскольку нигде в других местах мы не видели такой решительной и (почти) бесповоротной смены национальности. Граница культуры, а, следовательно, и нации проходила на наших глазах в соломенном жилище маленького народа, летающего на свох долбленых лодках среди рифов, на глазах у всего племени. Дальше были танцы с сосредоточенными лицами, обряд всеобщего омовния в море, трехдневные гульбища с выпиванием целой лодки  заранее приготовленной чичи (местной браги из сахарного тростника)…

image(Фото Полины)

…с громкими ночными песнями, перемешивающимися с тропическими грозами. Но все состоялось — «механика» культуры продолжила свою принуждающую работу.

А что, собственно, произошло? В этом выборе маленькой куны произошло все то, на что и способна культура в любой точке планеты и в любом объединении людей:

  • Состоялся тот самый переход от неопределенной однородности к определенной разнородности, о которой писал еще Герберт Спенсер. Культура проявляет свое прогресивное творчество в становлении все более ясных, хотя и не простых отношений между своими компонентами. Обратное движение есть ее разложение. Теперь позиция Иделианы отчетливо понятна и ей самой, и всему племени. Ясно как она будет жить, чем будет заниматься, как встречать развертку своей судьбы.

image(Фото Полины)

… Для нее теперь состоится тот самый эффект, который испытывают на себе все медсестры и стюардессы — они легче выходят замуж, поскольку более отчетливо позиционированы в сознании выбирающих их мужчин. Культура организаций по мере развития должна помогать сотрудникам и клиентам ровно в этом — ясно различать роли, намерения и возможности. И если такого «перехода» в организации не состоится по мере ее роста, то можно говорить о том, что она «культурно больна».

  • Сохранена традиция. Это произошло не только и не столько для Иделианы — она еще «не знает о том, что знает» о значении этой традиции. Это произошло для всей коммуны. В сознании народа восстановлена «толщина» ее культурного слоя. Ему снова есть на что опираться в своих обыденных и необыденно-сложных решениях. Эта опора действует и на нас самих, независимо от того, сознаем мы ее мы или нет. В этом смысле куна гораздо сильнее жителей Панама-сити, которые не могут ничего вспомнить дальше строительства канала.

image

(Фото Полины)

В «тонких» слоями культурах не хватает оснований для принятия решений о выборе пути. Они легко мимикрируют, не удерживая жизнестойкого качества смыслов, которые приобретали веками, пока неслись в потоке культурного роста. И в трудные времена люди с ослабленным прошлым выбирают короткое и неустойчивое будущее — мы тоже наблюдали это в беседах с панамцами на материке. Компании, которые мыслят себя хотя бы на 200 лет, должны тщательно накапливать свое прошлое. Оно есть залог устойчивости будущего.

  • «Снято» то самое противоречие, о котором весьма абстрактно рассуждал Гегель. Здесь это произошло просто и конкретно. Для девочки и ее соотечественников легко, в ритуале состоялся переход от одной «чаши жизни» к другой. Теперь жизнь Иделианы поделилась на «до» и «после». Переход этот в миру происходит мучительно. В наших семьях подросткам приходится сложно и порой трагически доказывать свое новое качество, доказывать, что они уже не дети. А здесь все это оказалось вшито в ритуал, в традицию, после исполнения которой уже ни у кого не будет сомнений — девочка стала взрослой. Все тяжбы доказательства перехода «сняты», они свернуты в обряд, смыты морской водой, запиты чичей и выплеснуты в песнях и пьяных танцах. Через три дня все тяготы гегелевского снятия противоречий между поколениями забыты. Если б мы умели так же просто «снимать» противоречия между поколениями организационных парадигм, между поколениями технологических укладов, между стратегическими выборами пути движения компании, между обликами жизни «до» и «после»…

Рано утром на лодке мы переправились на берег, загрузили свои рюкзаки в маленький самолетик …

image(Фото Полины)

… и вспорхнули над островками, принадлежащими небольшому народу, знающему самого себя.

И понятно, что при очень сильных переменах условий жизни, скажем, при резком похолодании, или при подъеме уровня океана, или при открытии на островах и прибрежных землях нефтяных месторождений, жизнь этих людей преобразится до неузнаваемости и, возможно, совсем исчезнет в новых обстоятельствах. Но пока этого не произошло, «треугольник» их культуры будет устойчивой опорой счастья еще многих поколений куна.

А мы уже движемся навстречу новым примерам принуждающего и одновременно животворно-возвышающего действия культуры. Еще два дня в Панаме, полторы недели в Колумбии и дальше — в Эквадор…

У нас сложилась хорошая команда.

image
(Фото Татьяны)

Мы интересны друг другу и вместе нам хорошо!

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru