12.12.2011, В гостях у масаев

12.12.11
Снова у масаев

Вторую попытку познакомиться с культурой народности масаи мы делали уже наученными уроками предыдущей неудачи. Теперь мы сознавали, что в прошлый раз пришли к ним не как люди к людям, а как какие-то небожители к отставшим в пути туземцам. Согласитесь, кому понравится, когда гости вместо рукопожатий и традиционных африканских раскланиваний (джамбо – мамбо — худжамбо – сиджамбо — поа…)  выставляют впереди себя затворы фотоаппаратов и пружинки дневниковых блокнотов?

Разумеется, это не понравится никому и, тем более, гордым, воинственным масаям, вырастающим в условиях дикой, не очень дружелюбной саванны.  Конечно же, они знают, что есть какая-то другая цивилизация, есть белые люди, есть мобильные телефоны, машины, деньги… Но это же ничего не значит!

Справка: Масаи – полукочуюущая народность центрально-восточной Африки, занятая исключительно разведением скота.  Масаи пришли сюда с севера (предположительно, с районов Эфиопии) около 300 лет назад, вытеснив с пастбищ другие народности. По мифам масав они происходят от львов. Это верование проецируется на уклад жизни и культуру масайских племен. До недавнего времени, и в некоторых местах и сейчас мужчины носят длинные волосы (как львы),  а женщины их сбривают. Главным противником и одновременно союзником у масаев являются львы. Масаи считают, что весь скот исконно принадлежит им и поэтому часто отнимают коров у других племен и даже у своих. 

Забавный диалог с масаем передал нам наш проводник Александр. Однажды ему пришлось ночевать в саванне под открытым небом. Естественно, возникли опасения — а вдруг придет лев? На что сопровождавший его масай ответил примерно так: «Не бойся. Если придет лев, то я выйду к нему и поговорю. Я скажу ему, что он лев и я лев. Если он нападет на меня, то я вынужден буду сражаться. Тогда один из нас убьет другого. Давай не будем этого делать – зачем нам эти проблемы?!».

 

 

Воинственным, твердым характером обладают не только мужчины, но и женщины. Хотя главенствующую роль в племенах играют мужчины.

 

 

 

 

 

Мальчики с раннего возраста научаются пасти скот зачастую вдали от жилища. Так, у одного из встретившихся нам масая, около 200 коров пасется на расстоянии двухчасовой езды от дома.

 

 

 

 

С малого возраста и до конца жизни мальчики ходят по саванне со своеобразным оружием – палками, дубинками и кинжалами.

 

 

 

 

Женщины занимаются выращиванием детей, ведением незамысловатого хозяйства, доят коров, шьют одежды, делают украшения. Так было, так есть и так будет.

 

 

Мы шли к масаям с вопросами, на которые получали точные  ответы…

— что для вас означает развитие?

— чтобы было больше коров.

— можно ли уйти в город и жить там?

— можно, но не надолго – там нельзя пасти коров.

— надо ли детям учиться в школе?

— да, старший сын пойдет в школу. Потом он вернется и будет помогать племени делать свое исконное дело.

— знаете ли вы свою историю? Сколько поколений назад вы помните?

— я помню дедушку и прадедушку. Дальше не помню. Но история у нас есть. Посмотрите в свой интернет – там, наверное, написано про это.

— зачем тебе три жены?

— чтобы было больше детей. Тогда мы сможем пасти больше коров…

— можно ли жениться на женщине из другого племени, или на белой женщине?

-можно если она любит коров.

Мы приехали к ним с подарками. По пути в деревню заехали в супермаркет в Аруши и купили много чая, простой посуды, конфет, мешок сахара, карандаши и другую мелочь. Все это было с радостью принято и быстро разнесено по глиняным избушкам с соломенными крышами.   После всего этого нам, обновленным новым подходом к диалогу культур, они были искренне рады, хотя и не сразу.

Нам позволили фотографировать все, что захотим. Мы заглядывали  в домики, трогали утварь, украшения (мужчины и женщины носят очень много украшений. Это сильно отличает масаев внешностью от других народностей и служит им своеобразным брендом).

 

 

 

Вечером для нас разожгли костер. Мы сидели с ними в большом круге, вели беседы (в переводе с масайского на суахили и с суахили на русский). Мальчики устроили песнопения с танцами, которые состоят из высоких прыжков. Мы тоже попрыгали с ними, вооружившись их оружием. М напоследок спели «Десятый наш десантный батальон». Всем понравилось.

Все это – большая удача. Как оказалось, не каждый африканист (исследователь Африки)  имел такую роскошную возможность – побыть в живом общении с этой инаковой, диковинной культурой, позадавать свои вопросы, узнать, что под воинственной оболочкой у этих, как кажется, марсиан, бьются очень добрые сердца землян удивительного континента – колыбели человечества.

Между некоторыми из нас и ими завязалась трогательная дружба, возникли симпатии.  Мы перемешались за трапезой и в беседах, для которых не нужны были переводчики.

Подобно тому, как раскрываются лепестки души женщины, которая чувствует и сознает, что любима, навстречу нам раскрылись масаи.

Пока мы бродили по их поселкам, женщины собрались вместе и что-то плели из своего бисера. Это их обычное занятие, в котором мы увидели только будничность.

 

 

Но оказалось, что они плели свои  драгоценности для нас. На прощанье женщины украсили нам руки,  ноги, плечи… Мужчины нашей команды совершенно размякли.  Но, разумеется, виду не подали. Настоящие масаи не плачут!

 

 

 

 

Они просто спешат сделать добро, чтобы, казалось,  не отягощать свое сердце несотворенной радостью.

 

 

 

 

 

На следующий день мы уехали в город, оставив в масайской саванне сердца. Вот уж, действительно, багамойо…

Вечером, пережив это дело, мы все сошлись на том, что увидели Африку, о которой никогда не догадывались. Вместо  расхожего «не ходите, дети, в Африку гулять…», каждый из нас понял – это  чудесное место на планете, где живут красивые душой и телом люди, которые как умеют, так и строят свое счастье. И не надо мешать им совершать свой танец эволюции. Возможно, в своем неспешном вальсе они переживут наш просвещенный мир, так и не умеющий ясно ответить на вопрос: что для вас означает развитие?

Когда-то Европа завозила к себе арабов и африканцев как рабочих свинок, а теперь задыхается от экспансии иной культуры, которую отрицала. Мы пишем в своих дневниках: «это закономерно – доведенный до края процесс, превращается в свою противоположность». Отсюда мы смотрим на то, что происходит в России – митинги, недоверие, обман… Здесь та же закономерность – окрашенная в триколор оккупация сознания сограждан, доведенная до предела, рождает недоверие и возрождает живые смыслы из-под отработавших штампов. Точно так же и в Африке – чрезмерная экспансия одного народа возбуждает боевые действия другого. Точно так же и в бизнесе: чрезмерное заигрывание собственников с персоналом в «единую команду» рождает отчуждение. Это понятно. Понятно и то, что непротиворечивого развития не бывает. Только понимать бы, куда мы направляем его вектор…

Будучи здесь на одной кофейной плантации, мы спросили здешнего гида: а есть ли у Танзании национальная идея? Наш улыбчивый друг легко ответил:

— Конечно есть! Жить в радости, любви и счастье одновременно всем 126 народностям нашей Танзании. И мы к этому идем!

 

 

Мы уже смотрим в сторону дома… Последний обед в небольшом китайском ресторанчике на улице Аруши.

Сегодня воскресенье. На  улице непрерывно звучат трубы и барабаны. Это свадебные кортежи, в которых танцует счастливая публика. А с обочин дорог все машут им желтыми ладошками. И в ответ  с бортов открытых автомобилей несется: Jambooooooo…

 

Так  закончилась ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ 2011!

 

 

Все продолжается…

 

Андрей Теслинов

 

 

 

 

 

 

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru