Три возраста Омацу

Говорят, что побывавший в Японии неделю, потом полгода рассказывает о ней всем подряд; проживший в Японии год – загадочно улыбается, что-то вспоминая; проживший десять лет – молчит. Мы пробыли в Японии всего девять дней… Рассказ будет такой.

Омацу около восьмидесяти лет. Его три возраста проросли друг в друга точно так же, как и прорастают друг в друга времена Японии.

Первый возраст — до Хиросимы

Довоенное детство Омацу – это краски той Японии, в которой счет времени велся эпохами правления императоров, а уклад жизни создавал ту самую «близорукость» культуры, которая после Хиросимы создала всемирное чудо – «японское качество». Люди в основном носили традиционные одежды и поэтому праздничные улицы, наверное, были раскрашены по подобию японских фонариков или поздравительных открыток.

1

Уже ласкали взгляды «мосты любования цветами сакуры» в садах, выращенных за 180 лет труда (сад в Канадзаве)

2

Еще не были составлены списки ЮНЕСКО из названий нынче уже музейных деревень из дерева, тростника, воды, камней и покоя (Сиракава-Го. Гакояма)

3

Наверное, буддистские храмы в то время еще не были так тесно перемешаны языческими обрядами синтаистов с деревянными дощечками пожеланий и просьб.

4

А гаданием по руке жрецы занимались не в переходах в метро, а повсюду.

5

Это было то время, в котором, как нам стало понятно, на почве выращенного в японцах непостижимого трудолюбия, неколебимого уважения к традициям, ценности создания полезности любого труда и совместного выживания большому количеству людей на маленьких территориях созревала энергия будущего взлета нации. Но, как и всюду, для него необходимо было упасть. Этим падением, видимо, и стало поражение Японии во второй мировой войне. После Хиросимы и Нагасаки альтернатив уже не было – только жить! Признаки этого качества японской философии «жизнь как искусство умирать» мы находили потом повсюду.

Второй возраст – Япония на взлете

Наша экспедиционная гипотеза состояла в том, что как только на какой-нибудь территории появляется кучка людей (например, компания), то там с неизбежностью вспыхивает реальность с некими обязательными компонентами, действующая по устойчивым законам. Эту реальность называют культурой, Она представляет собой многослойную конструкцию, содержание и переплетение слоев в которой создает самую главную функцию этой кучки людей – способность выживать в сложившихся условиях – на островах ли, во глубине материка ли, в ледниковый голод или в экваториальное изобилие, в условиях войны или мира. И максимум этой функции возникает там, где слои эти действуют живо и согласованно, создавая энергию живучести ее носителей.

В основании этой многослойной конструкции (по Э. Шейну и др.) лежат некие ценности, которые начинают (или не начинают вовсе) действовать, создавая свои правила поведения и по-разному проявляясь внешними формами в разных контекстах. Мы искали подтверждение мысли о том, что в разных контекстах одна и та же структура слоев (культура) проявляет разные свойства. В одних обстоятельствах она горюет и ждет лучших времен, в других – мобилизуется и создает мощные средства выживания, в других – кончает свое существование самоубийством. Возможно, поэтому в разные времена и эпохи культуры расцветают или увядают… если не изменяются своими компонентами.

Как мы увидели, именно в условиях национального упадка культура Японии создала масштабный эффект подлинного чуда, в котором развернулся второй возраст Омацу. Это возраст гигантских небоскребов в изысканных формах

6

… с немыслимыми к тому времени техническими решениями немыслимого качества, решительно поменявшими жизнь японцев, Это дома с вертолетными площадками и многоэтажными парковками,

7

Это каскады железных и автомобильных дорог со скоростными тоннелями и чувствительными шлагбаумами, не сдерживающими полет машин.

В наших записях теперь есть множество историй про чудо-автоматы, чудо-унитазы, чудо-лифты и многие другие знаки цивилизации. Но всего интереснее чудо-менеджеры – продукты японской культуры второго возраста Омацу. В нашу картину трудолюбия эти образцы не укладываются, Разумеется, у них есть время на отдых, но… это не отдых, а передышка, которая зачастую тратится на работу

9

Мы беседовали с тружениками японских компаний. Все именно так, как о них говорят, Это талантливые, внимательные к мелочам люди, с чрезвычайно упорядоченной логикой поведения, изобретательностью и готовностью доводить свои идеи до полного завершения, Это так, поскольку в их базовых слоях записано «Быть полезным».

10

Это принуждает японцев (оказывается, культуры принудительны) непрерывно кланяться, кажется, всему и благодарить, кажется, за любую мелочь. Трудно представить себе полицейского или проводницу поезда, или контролера, который делает поклон каждому (!) пассажиру. А здесь это делают даже уборщицы, успевая приветствовать и предупредить о ступеньке каждого встреченного.

11

И стало совершенно очевидно, что если чего-то подобного там не записано, то никакие рецепты (типа TQM, кайзан, канбан и пр.) не сработают. Но лучше сказать иначе – до тех пор, пока на базовых слоях культуры не появятся соответствующие «записи», перемен не будет.

Но культура гораздо сложнее, чем все ее «записи». Она создает и выталкивает на первый план то, что ей не додали, что от нее пытались скрыть. Продуктами себя самой она делает такие глупости, которые никак не могли быть предусмотрены в ее слоях. Особенно, когда она приближается к пределу своей активности. С этого момента начинается ее следующий возраст.

Третий возраст – анти-Anima

Любой процесс, доведенный до своих границ, обращается в противоположное направление. Этот закон Лао цзы называл «Великим пределом». Изнуряющее трудолюбие и построенная на этом «машина» культуры, доведенная до высокой температуры, ищет способы охлаждения самой себя. Ни в коем случае нельзя сказать, что Япония слабеет. Но можно сказать, что другие культуры уже набирают большее количество энергии живучести.

Мы замечали признаки своеобразного культурного выгорания, например, по гигантской индустрии дряни под названием Anima. По тому обилию заигрывающихся в разнообразнейшие anima-поделки девушек, выбравших себе моду «подростков — школьниц».

12

…по огромному количеству игровых автоматов, в которых работники компаний заполняют вселенную вакуума своих уставших, изработавшихся сердец,

13

…по выставкам пустых бочек из-под саке перед синтаистским храмом и других форм коммерциализации святых мест.

14

Собственно, такое можно видеть повсюду, но Япония, казалось, парит над этой мирской суетой. Теперь кажется, что не парит, а вязнет. Особой историей открывается происхождение так называемых Love – отелей, где труженики Hi-Tech Японии утоляют свои живые потребности, причем, очень технологично. Мы были в Токио, когда на остров обрушился тайфун. Увидели как менеджеры многих компаний в огромных количествах заполонили отели, чтобы не ехать домой и успеть с утра выйти на работу. Многие из них появляются в семьях лишь в выходные дни.

И в этих обстоятельствах Омацу выбирает другое. Сегодня он – известный в префектуре Тибо фермер большого хозяйства по выращиванию кур на основе экологически чистых технологий – мы были у него на ферме и все видели сами. В то время, когда страна несется за техническим прогрессом, не сознавая еще тормозящих культуру последствий этого бега, он говорит примерно так:

  • Техника и технологии – это лишь средство для чего-то другого. И если это «другое» теряется, то все теряет смысл.
  • Мы теряем смысл, а без него долголетия успеха не будет.
  • Сейчас нам нужно осознать то, что мы делаем и повернуть прогресс к людям, к выживанию в изменившемся мире.
  • Я не верю выбору большинства, поскольку это почти всегда безумие. Каждый из нас должен сам выбирать свою дорогу.
  • Мы не сможем оставаться сильными без уважения предкам, без служения безопасности и без того, чтобы приносить пользу друг другу.

19

Живая Япония

В действительности, здесь очень много признаков живого. Жив величественный императорский дворец — символ порядка и древней истории страны. Примечательно, что в именах всех членов императорской семьи обязательно два иероглифа, где второй означает «Нравственность».

15

Живы детские глазки — как и прежде, детишек приучают к кимоно и ко многим таинствам древней культуры.

16

Надо сказать, что детям в Японии уделяют очень много внимания – мы не раз попадали в их цветные «ручейки», обтекающие старинные храмы, выставки, инновационные музеи (в которых можно трогать все), океанариум и многое другое. Сведения о том, что до пяти лет японским детям позволяют все на свете, оказались выдумкой. Их любят, но со всей строгостью. Иначе маленьких человечков не приучить к трудолюбию с мировым брендом «Сделано в Японии». Именно в этом возрасте и можно записать на базовых слоях культуры те письмена, которые сделают из ее носителей нацию победителей, поднявшихся над безмерно гнусной американской гримасой «Хиросимы-Нагасаки».

17

В разных городах и местечках можно увидеть знаки живого, сильного древнего народа с молодой потому крепкой исторической памятью.

18

И мы как управленцы записываем в своих экспедиционных дневниках примерно так:

  • В компании занимайся «тонким» — оно найдет формы выражения себя в «грубом»
  • Возвращай сотрудникам «предметы» их деятельности – через их одухотворение культура поддерживает саму себя и создает энергию долголетия компании.

Нас 14 человек из России, Литвы и Украины. Примерно половина группы – выпускники и студенты ЛИНКа. Мы уже вылетели из Японии в направлении Новой Гвинеи. Но отточено упорядоченная, предельно рациональная, в бесчисленных поклонах улыбчивая Япония еще в нас. Мы еще не сделали всех уроков из прикосновения к ней.

22.10.13

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru