24.11.2011, Серенгети.

24.11.11

Серенгети. Sopa  Lodges

В Усамбаре мы поселились в небольшом высокогорном лодже на краю двухкилометрового обрыва. С высоты парящей птицы открывался прекрасный вид на горы и предгорную саванну. Успев почти к закату солнца, мы все же смогли насладиться видами.

 

 

Над горной грядой возвышалась снежная шапка Килиманджаро. Еще дома, в Москве был огромный соблазн сделать экстрим-часть экспедиции в виде восхождения на эту красавицу Африки. Одно название чего стоит — Ки-ли-ман-джа-ро… Но мы отказались. Восхождение потребовало бы серьезной подготовки и специальных навыков. Не многие менеджеры могли бы принять участие в этом путешествии. Мы выбрали другую гору — застывший вулкан Меру. Но это будет позже.

Утром познакомились с хозяевами лоджа. Ими оказались два добродушных голландца, поселившиеся здесь несколько лет назад с красивой идеей – затеять дело, которое одновременно наполнило бы их сердца и помогло бы развитию танзанийцев ближайшей округи. В их планах — инсталляция экологических проектов, в которых могли бы участвовать местные жители, развиваясь и обучаясь в деле так, чтобы с этим опытом они могли бы развивать собственные дела и улучшать жизнь. Хорошая идея – развивать жителей, а не использовать их как ресурс для собственной выгоды. Хорошая и … не простая. В  беседе с Германом узнали, что такое «вести бизнес по-танзанийски». Надо сказать, что Танзания входит в первую десятку беднейших стран. Это означает хотя бы то, что развитие страны – ближайшая задача правительства.  И вот короткий перечень условий ведения бизнеса:

  • Коррупция
  • Уродливые законы с огромным количеством запретов
  • Парализующая бюрократия
  • Сложное налогообложение
  • Очень дорогая банковская система
  • Низкая профессиональная компетентность чиновников
  • Ориентация на скорую выгоду узкого круга заинтересованных лиц
  • Сильные таможенные барьеры
  • Слабое внимание к образованию
  • Семейственность  в государственном управлении

Понятно и наглядно, что бизнес в таких условиях задыхается, среднего класса не возникает, население не может выйти к производящему типу экономики, глубинные районы остаются жить в патриархальном укладе ведения хозяйства. Вам это ничего не напоминает?

И все же жизнь движется. Некоторые проекты удаются. Известно, что у людей, окрыленных светлой идеей,  от трудностей интерес к жизни усиливается . С восхищением повязав хозяевам эко-приюта наши традиционные платочки с эмблемой ЖИВОЙ ПАРАЛЛЛЕЛИ, мы отправились дальше.

 

 

Все же заботлив Господь ко всем плодам своего творчества.  Жизнь в деревнях вальсирует в неспешном ритме, оставляя место наивной радости, труду и учебе.

Как и всюду выскакивают на переменках школьники, забросив свои тетрадки и сумки. Только в классах сидят не по 20 человек, а по 120.

 

 

И дома каждого из них ждут не только мама с папой, но еще по 4-5 братиков и сестренок.

 

 

 

 

И географические карты у них почти такие же, как и у всех. Только рисуют их прямо на стене школы.

 

 

 

 

И учитель у них строгий, но добрый.

Все у них как у людей. И есть и будет  им счастье.

 

 

 

 

Все же много необычного есть в том, что мы видим и сознаем:

  • Общинный характер деятельности (и, кстати,  собственности) создает возможности для местечковых успехов, но не помогает созданию такой кооперации, которая бы стала мощным деловым ресурсом и условием для появления сильных развивающих проектов
  • С  давних времен  здесь существует еще влияние неких, скажем по аналогии так, шаманских сил, сдерживающих активность отдельных личностей. Эдакое «принуждение традицией» не позволяет «вальсу развития» приобрести широкий размах. Отчего и темп приращения нового не велик
  • Легкость, в какую здесь вступают в диалог, создает замечательную возможнось для совместного творчества. Но продуктивности творчества всегда нужны организационные формы. Их здесь не много
  • Каждая народность живет в том контексте, в тех условиях, которые сложились. Змеледельцы – пашут, сководы – пасут, рыболовы – рыбачат. Отчего вслед за разнообразием сложившихся условий мы видим разнообразие интересных. этносов. Но здесь почти нет управления контекстом, а, следовательно, нет и управления разнообразием и векторами развития. А посему  ведется оно упрощенно и медленно. Но зато сохраняются все краски, которыми Бог раскрашивает мир. А что лучше?
  • Там, где размах плеч   бизнеса слаб, не возникает  тех свобод, которые могли бы сложиться в вектора действительного подъема нации. Все врозь, все ради небольшого успеха завтра, все сдержанно и неспешно. У таких наций мало будущего на завтра. Но зато у них много будущего на послезавтра, на те времена, когда уставшие от бега цивилизации свалятся между своими пластмассовыми грядкам. Здесь все натурально —  искусственное приживается чрезвычано медленно. Наверное, природа так сохраняет саму себя от технологического безумства.

 

И от всего естественного и бесхитростного нам здесь хорошо.

Женщины здесь сохраняют женственность и милые сердцу заботы.

 

 

 

 

Зебры вместе с антилопами, косулями и другими жителями равнин грациозно бредут к местам ночлега, не сильно заботясь о завтрашнем дне – саванна его им даст.

 

 

 

 

 

 

Жирафы доверчиво бродят возле наших домиков, заглядывая в глаза…

 

 

 

 

Уже второй день мы в захватывающем сафари по кратеру застывшего вулкана и  по саванне, переполненных диковинными животными. Они свободны и прекрасны. И совершенно понятно, что так же прекрасны могут быть люди. Но только на свободе.

Еще день в саванне и поворачиваем на юг. В танзанийскую глубинку.

24.11.11

 

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru