2.12.11, Кигали

2.12.11
Кигали

Нгоронгоро…
Произнесите «нгорон-нгорон-нгорон…» и вы почти услышите звук колокольчиков, которыми масаи обвешивали свои многочисленные стада. Сейчас так называется чудесное место на планете – территория застывших миллион лет назад вулканов в Танзании.
На машинах мы сначала поднялись на высоту около 2000 метров, а потом спустились на дно провалившегося кратера. Это круглая площадка диаметром 20 километров. С края кратера ее видно почти всю. На этой почти замкнутой территории, кажется, нет ничего – лишь редкие деревца, небольшие озера, болотца. Одно огромное поле. Трудно поверить, что на этом блюдце неспешно эволюционируя уже миллион лет уживаются тысячи животных.

Грациозные жирафы. Все мы сошлись на том, что это самое красивое животное на свете. Представьте рядом с собой и почти над собой этих безобидных длинноногих гигантов с детскими глазами, пушистыми рожками и фиолетовым языком… Они едва помещаются в наши фотоаппараты.

 

 

Вместе с нами на них очень серьезно  смотрят бабуины… И тоже восхищаются. Но неявно. Здесь они, наверное, самые озабоченные.

 

 

 

Все остальные звери, похоже, просто наслаждаются жизнью. Удивительно, что наслаждение жизнью исходит и от хищников, и от их потенциальных жертв. Конечно же, самые вальяжные существа здесь – это львы. Действительно, живут семьями (прадами). Действительно, хозяева саванн. Для них полщадка Нгоронгоро- рай. Короткая охота, пиршество и долгое наслаждение сытым покоем…

 

 

У бегемотов тоже, кажется, совершенно нет забот.

 

 

 

Нам встретилась только одна охотничья погоня. Это были молодые гепарды, гонявшие огромное стадо антилоп гну. И то, кажется, это был спектакль, настолько медленно, как в замедленной съемке стадо разбегалось, потом сходилось, разворачивалось на хищников, потом снова разбегалось…

 

 

Совершенно понятно, что без вмешательства человека природа может существовать вечно. Животным не приходит в голову, например, есть, когда ты сыт. Или, убивать кого-то от ненависти и неприязни. Или строить для себя или добывать  что-либо, превосходящее объективную нужду.

Вообще-то из сафари по Нгоронгоро и по другому заповеднику – Серенгети мы вынесли  не много уроков для понимания развития. Скорее всего, получили подтверждение простым играм полярностей. Здесь как и всюду полюса: хищник – жертва; полигамия – моногамия, стадность – индивидуализм; сон – бодрствование и так далее.  Наши дневники наблюдений здесь пополнились не сильно, но флэшки фотоаппаратов захлебнулись. Спустившись с гор, нам пришлось их разгружать на наутбуки и планшетники. Но ясно одно –однажды каждый человек должен здесь побывать.

После путешествия по национальным паркам наша команда отправилась к человеческим жилищам в глубинку Танзании. За три дня мы побывали в деревнях нескольких народностей: у датогов, у иракв, у горова и у масаев. Все это разные культуры. Как разные миры.

Вот кузнец. Кузнецом был его дед, прадед, прапрапрадед… Кузнецом будет старший сын (всего девять детей). Это семейство делает из металла все, что нужно для жителей большого района. На наших глазах нам выпекли простые браслеты, пику для копья, еще что-то. Вот так, на корточках  уже сотни лет здесь льют металл. И наверное, еще сотню будут лить. Технологии сюда не приходят. Они остаются с теми, кто приходит в Африку за ресурсом, а не за развитием. Например, все дороги здесь делают китайцы, привлекая местных жителей как рабочую силу.  Но дороги хорошие. Скажем, наша трасса «Е95» под Торжком отдыхает.

Необыкновенно интересно было наблюдать за танцами разных народностей. Все они очень  непосредственно отражают ментальность народов. Скотоводческие народности в танцах высоко прыгают. В этих прыжках выражается  многое: призыв мужчины; выбор женщины; здоровье и сила; готовность к труду; готовность к созданию семьи.

 

 

Земледельческие народности танцуют по-другому… В их танцах можно узнать об их деятельности, об отношениях, о проблемах, об историях, создающих героев…

 

 

Оказалось, что мы как менеджеры тоже можем многое. Прыгали мы не хуже – местным жителям нравилось. Из лука пострелять – пожалуйста.  Немного тренировки и мы были бы на равных. Но и они те еще … мазилы.

Гордые масаи преподнесли нам хороший урок. Плясать для нас они отказались – с какой стати? Мы поняли, что сами не были готовы к встрече с глубинным самосознанием, с помощью которого масаи покорили огромную территорию и вытеснили другие народности со своей земли. С ними все получилось не просто. Теперь нам кажется, что это мы у них были на смотринах, а не они у нас. К ним мы еще пойдем и попробуем прожить вместе хотя бы короткое время. Может быть, поймем что-то о себе…

Вот несколько записей в наших дневниках наблюдений уклада и быта жителей африканской глубинки:

Становление чего бы то ни было должно происходить заметными скачками через преодоления преград. При управлении развитием подчиненных нужно создавать ступени инициаций, подобные тем, которые совершаются над масайскими мальчиками. Их раскрашенные лица – знак того, что они становятся мужчинами.

Быт, скорость развития, характер деятельности существенно определяются нашей ментальностью. Параллель между народами иракв, датогов, масаев и нами приводит к пониманию, что культура ламинтации («плача»), которая отличает россиян, никогда не создаст победителей. Победителями вырастают смеющиеся.

Любая деятельность, любой проект могут считаться завершенными только тогда, когда они создали возмущения или, лучше сказать, изменения в наших головах и сердцах. Безмозглые, бессердечные проекты не развивают

По примеру католической миссии  в Басоте понятно, что одна только одухотворяющая деятельность без труда над силами природы и без разрешения земных проблем мирян слаба. Одухотворение должно быть равно по мощности приземлению. Преобладание одного над другим пагубно.

С другой стороны, бизнес, как и всякая деятельность, нуждается в идеализации. Плоды деятельности должны высекать искры новых смыслов. Иначе все подобно животному существованию.

Развитие народа, компании, любой социальной целостности сильно сдерживает отсутствие живой  рефлексии собственного пути. Дым, который создается массовиками-затейниками от информации (СМИ), застилает глаза и сдерживает необходимое для развития осознание происходящего. Бег с закрытыми глазами никогда не создает приращений качества жизни.

И, пожалуй, наиболее глубокое наблюдение от встреч с африканцами состоит в том, что живого, откровенного в нас становится почему-то меньше.

 

Взгляните в лица подростков…

 

 

 

 

Понаблюдайте за молчаливым мудрецом-помощником кузнеца…

 

 

 

 

 

Или вот это…

 

 

 

 

В каждой деревне нас здесь встречают и провожают десятки живых, радостно-исследующих  глаз.

За окнами машины непрерывно мелькают приветственные  ладошки улыбающихся жителей. И мы тоже им машем непрерывно.

 

 

 

 

 

 

 

 

Живое откликается на живое… Мы тоже смеемся

 

 

 

 

 

Мы узнали, что по дороге  из Серенгети, которой мы возвращались из заповедника, ливнями размыло трассу и снесло машину с двумя путешественниками и водителем. Они погибли.

С нами все в порядке, если не считать возникающих простуд и комариных укусов. Однажды пришлось сделать  проверку на малярию, Но, слава Богу, все обошлось. В этот раз в нашей команде есть врач – Сергей Гольцов. С ним надежно. Правда, по маршруту ему приходится подлечивать местных жителей, но и команде внимание достается.

Здесь в головах  африканцев есть некая доминанта, оставшаяся от колониальных времен. Она звучит примерно так: «Что ты как белый человек сделал для Африки?».  Пока мы только полюбили ее. Она оказалась совсем не той Африкой, которую мы воображали себе.

Однако, мы уже в Руанде. Занятия продолжаются.

Вчера встречались с гориллами. Под проливным дождем, по хлюпающей жиже пробирались к ним через густые джунгли. Заглянули в глаза предкам… Очень милые существа. Грустные. Тол и от того, что отстали от нас по дорожке. То ли от того, что жалеют нас.

Завтра  будет эмоционально сложный день – идем в музей геноцида, который состоялся здесь в 1994 году. И уже скоро домой…

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru