О двух формах развития культур

Завершается чудесное путешествие по зеленой стране. Новая Зеландия, будто бы собрала по миру все то удивительное, что, конечно же, можно найти и в других странах, но, собранное на небольшой территории вместе, восхищает. Все это дивными жемчужинами рассыпалось вперемешку с нашими исследовательскими посиделками на маршруте.

Мы собирали их, но помнили, что исследуем не их, а Культуру (с большой буквы) и культуры (… с маленькой). Однако, пусть они теперь украшают наши тексты. :)

Зеленое озеро тлеющего вулкана

Для нас отчетливо проявился тот факт, что развитие в культурах происходит не так, как в животном мире. Вернее, не только так. Можно сказать, что Культура создала свою особенную форму волн, повышающих ее качество. И теперь там, где творят и действуют люди, способы развития множатся, переплетаясь формами.

Первую форму стоило бы назвать прогрессом, если бы этот термин не был так прочно привязан к достижениям цивилизованного мира. В действительности, это не его достижение. Это изобретение «первой природы» (биологической). Когда в ходе эволюции у животного появлялось, например, крыло, или жабры, или хвост, то предыдущий способ его существования заменялся новым. Именно этот переход к новой жизни в гегелевской логике назван «отрицанием». Так, отрицающим замещением одного способа существования на другой природа приближалась к появлению животного, сознающего самого себя – человека.

Этим же способом нынче развиваются многие компании, изменяя свои стратегические траектории, переходя от одной модели бизнеса к другой, от одного рынка – к другому, от одной структуры отношений – к другой, отрицая предыдущее. То есть, этот способ развития – изобретение гораздо более древнее, чем цивилизации. В Культуре он лишь изменил, расширил разнообразие своих средств. Если в животном мире он срабатывал в виде случайных мутаций, то в мире людей это происходит в виде сознательных, полусознательных, а чаще и бессознательных выборов и деятельностей – революций, стратегических прорывов, разрушений изживших себя согласованностей. Все остальное остается прежним. И там, и здесь переход подталкивается изменившимися условиями жизни. И там, и здесь скачку предшествует созревание противоречий («так дальше жить невозможно»). И там и здесь рождаются альтернативные варианты «снятия» противоречий («пробные нащупывания»). И там, и здесь эти гипотезы испытываются на прочность (дарвиновский «отбор»). И там, и здесь наименее живучие варианты отмирают.

Неожиданно наглядным примером такого рода исхода развития (отмирания) в Новой Зеландии, да и в ближайшей Океании оказалась история почти полного исчезновения бескрылых птиц. За миллионы лет эволюции в условиях полного отсутствия крупных хищников эти птицы «избавились» от лишнего – от крыльев. Им не надо было спасаться в воздухе от наземных врагов. Этот выбор природы обеспечивал птицам благодать бесстрашного размножения и высокую живучесть. На островах современной Новой Зеландии было несколько видов бескрылых – от небольших птичек,

подобных киви, до гигантских страусов и других полузабытых уже видов птиц.

Но примерно в 7 – 9 веках нашей эры контекст решительно сменился. На острова высадилось «мыслящее животное» (человек) и в короткий срок истребило почти всех таких птиц. Теперь знаковую птицу киви, давшую название целой нации людей (местные жители называют себя «киви»), можно увидеть живьем лишь через стекло в специальных питомниках. Но память о ней теперь украшает бесконечное множество сувениров и многие фасады новозеландских компаний.

Это тот самый случай, когда новые условия жизни возникли настолько быстро, что эволюционный скачок в новую реальность для несчастных птиц оказался невозможным. Точно так же умирают в стремительно меняющемся контексте компании, которые целиком сжились со своими успешными моделями рынка, со своими отработанными процессами, со своими замороженными в успешном опыте культурами.

Другой пример первой формы развития — это так называемые «экономические уклады»: аграрный, индустриальный, информационный и все последующие, которые любят обсуждать на гайдаровских форумах, ничего не меняя в стране. Все они, хотя и результаты человеческой деятельности, но по форме развития – те же алгоритмы природы: усложнение контекста, созревание противоречий, нащупывания, порождение альтернатив, отбор, экспансия.

Уместным именем для этой формы развития может быть причастие «отчуждающая». Существенный признак всех примеров такого развития состоит в том, что здесь новое качество возникает в виде «снятия» (не совершенствования, не улучшения, не оптимизации и пр.) противоречий, исчерпавших свой. При этом происходит прогрессивный скачок на новый уровень качества существования и отчуждается предыдущий.

Культура («вторая природа») создала принципиально другую форму развития. Уместным для нее именем может бы причастие «производящая». Производство – это преобразование и приспособление чего бы то ни было для удовлетворения человеческих нужд. Культура ничего не отчуждает. Напротив, она коллекционирует, сохраняет свои события, включая их в производственный оборот как «материю», из которой творчески формируются новые события. В тех культурах, где такая коллекция создается небрежно, истончаются производящие их будущее силы.

При такой «механике» развития главными факторами производственной «мощности» Культуры становятся уже не принуждение контекста, созревание, исчерпание и «снятие» противоречий, а другое. Это 1) память Культуры, 2) способности творческой рефлексии ее содержания и 3) величина напряженной активности ее самой как субъекта.

О памяти культуры

Разумеется, каждая локальная культура оперирует только той «материей», только теми событиями своей истории, которые она способна сохранять. То есть, мощность развития Культуры существенно зависит от глубины ее памяти.

Исследуя культуру Новой Зеландии, мы видим, что «толщина» культурного слоя «киви» не велика. По времени – меньше двухсот лет. Но дело не во времени. Существенно то, что в этом слое сохраняются и преобладают лишь положительные исходы усвоения конфликтных событий страны: конфликтов между племенами маори, между маори и белыми переселенцами, между фермерством и индустрией, между истреблением и сохранением прекрасной островной природы, между субкультурами переселенцев. И даже проигрышное участие Новой Зеландии в первой мировой войне послужило серьезным поводом к последующим решениям о невмешательстве страны в мировые конфликты.

Восковая фигура в музее в Веллингтоне

И закономерно теперь обнаруживать, что в основании абсолютного большинства решений новозеландцев лежит вера в то, что со всеми обо всем можно и нужно договариваться. В благодатные времена этот образец мышления ведет к прогрессу. В тяжелые… Пусть эту страну минуют изломы, которые «помнит» культура современных россиян! Однако бедность «материи» Культуры в долгосрочной перспективе делает ее уязвимой по отношению к сложным обстоятельствам. Их приближение как шепот вулканического озера здесь чувствуют не многие.

О творческой рефлексии

Способность творческой рефлексии Культурой своего содержания определяется остротой того «произведения произведений», на которое обратила наше внимание библеровская школа. Прежде всего, это когда одно событие Культуры полемизирует со всеми другим, рождая новые. Полемики бывают слабыми, умеренными и сильными. Бывают полемики, достигающие подлинной драматизации. Наверное, именно в такой остроте только и могут быть рождены решения, внезапно создающие могучие восходящие потоки в Культуре. Нам показалось, что в Новой Зеландии подобные полемики если не завершены, то, по крайней мере вялы. Даже знаменитое новозеландское чудо «Властелин колец» и «Хоббит» создало лишь спрос на анимационные поделки и торговые бренды, но не вызовы развитию.

Жаль, что встреча с режиссером Питером Джексоном у нас не состоялась – может быть мы не увидели каких-то малозаметных «кругов» на глади страны? «Расслабленная культура» – как-то так отозвался о киви один из ее представителей.

Но кроме полемики событий «диалог культур» создает и второе, пожалуй, наиболее сильное развивающее волнение — отражение этой полемики в «зрителе», в нашем индивидуальном внутреннем «Я». Вся толща культурного слоя, в котором живет человек, не имеет никакого значения, если она не становится предметом его внутреннего исследования, внутреннего вопрошания.

Именно глубина вопрошания, развитая Культурой в ее носителях, является условием качества ее творческой рефлексии. Мы говорим о том, что в диалогах культур возникают два вектора развивающего творчества: один — по линии исторической памяти событий (явлений духа), и второй – по «территории» наших смысловых полей.

О субъектах культуры

Но, как и всюду в Культуре, плодами любого творчества могут быть как холодные отвлеченные тексты или вывески с подменой смыслов,

так и мотивы, побуждающие к действиям. Последнее – преимущество субъектов Культуры. Это те, кто на основе самостоятельных различений самостоятельно задают Культуре развивающие цели и самостоятельно мобилизуют силы для их достижения. Ими-то и исполняется решительный переход к иному качеству существования. Мы выбрали Новую Зеландию как предмет исследования свойств таких субъектов. Похоже, что в текущем состоянии там еще нет условий для их нового появления. Но мы узнавали их в примерах прошлого страны.

Итак, исследовательское «открытие» нашей экспедиции состоит в том, что в Культуре действуют две формы развития – «отчуждающая» и «производящая». Во взаимном переплетении они-то и создают разнообразие эволюционных сюжетов истории человечества. А их внезапный резонанс создает те вспышки, которыми либо восхищается, либо ужасается мир.

Несколько уроков в тетрадку философа

  • Гегелевское развитие через «снятие» противоречий – изящное повторение достижений «первой» природы, понятых и не до конца освоенных во «второй»;
  • Подлинно человеческий способ развития имеет другое основание – высокую, высочайшую степень субъектности, выходящую за границы плена культур;
  • В совместном проявлении обе формы развития («отчуждающая» и «производящая») создают особенный механизм эволюции и его особенные феномены. Развитие все меньше подобно волне или стволу дерева с расходящимися ветвями. Оно все больше подобно кусту (ризомме), поскольку теперь может произвольно направляться в сторону потребного нам будущего;
  • Успешный исход такого типа развития напрямую зависит от совокупной силы субъектов культур;
  • Объективно, развивающая деятельность постепенно «проваливается» в этическую сферу, от состояния которой зависит живучесть культур;
  • Этика как явление Культуры имеет физические основания.

… в тетрадку руководителя

  • Направления развития компании не выводятся из комбинаторики смесей SWOT-анализа. Ох надо искать по-другому — как способы «снятия» созревших противоречий;
  • Полезность концепта и фигуры «жизненный цикл организации» весьма умеренна. «Производящий» механизм развития культуры может изменить ход развития компании на любом его «отрезке»;
  • Необходимо накапливать «память» организации как память о ее культурных событиях. Объем этой памяти – ресурс развития компании;
  • Этот ресурс необходимо задействовать в сопоставлении всех его компонентов, создавая «материю» для творчества принимаемых решений о развитии;
  • Качество таких решений зависит от «температуры» внутрикорпоративных диалогов, проецируемых во внутренние диалоги сотрудников (руководителей);
  • Повышение субъектной позиции сотрудников физически оправдано. Оно есть основание будущего для компаний, ориентированных на долгое (вечное) существование. Для компаний – однодневок оно затратно и пагубно;
  • Подъем к вопросам этичной деятельности исторически успешен. Этику нельзя путать с толерантностью как со слабой формой развивающего мышления.

Разумеется, это не все уроки исследовательской экспедиции менеджеров «ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ – Global» 2019. Дневники заполняются, фото, видео, аудио-материалы обрабатываются, переживания пока еще сгущают свои краски. Высокий темп смены картин путешествия зачастую лишал нас роскоши неспешного послевкусия от состоявшихся встреч, а иногда даже восторга от живых струй сочной Земли.

Но все продолжается… К тому же, наши новые друзья в Палмерстоне, Инверкаргилле, Велингтоне и в других городах Новой Зеландии ждут отчет о нашем опыте постижения ее культуры. Нам есть что рассказать им.

Благодарю замечательную команду за ту добрую, живую, любознательность, с которой мы прожили эти восемнадцать дней, за великодушие в отношениях и за искренний интерес к предмету нашего исследования. Спасибо, друзья — все состоялось!

Я был счастлив с вами эти дни!

Андрей Теслинов

Крайстчерч. 30 марта 2019

© 2019 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru