Движитель культур

Прогулка по Мадриду

Вторая экспедиция в Перу и Боливию (Живая параллель 2018)  началась десять лет спустя после первой. Она должна завершить исследования закономерностей развития «большого круга». Точно так же в свое время аргентинская экспедиция подвела итог  закономерностям «малого круга». В него вполне убедительно «поместились» законы диалектической развертки природы людских организаций. Опубликована книга, развернулись успешные проекты по развитию компаний и городов, вызрели образовательные программы (МВА и DBA) и… исчерпался ресурс объяснения развивающих перемен «механикой» диалектики. Но существеннее всего другое – пришло понимание двух важных обстоятельств:

1. Возник ряд необъяснимых феноменов, который может быть «покрыт» лишь более тонкими различениями развития.

2. Организации должны быть исследованы как развивающиеся культуры. Оба события подтолкнули к выходу на «большой круг» причин развития. Теперь близок к завершению и он.

Разумеется, подобные «завершения» временны. Рано или поздно любая схема, любая модель действительности оказывается всего-то очередной ступенью ее постижения, за которой обнаруживаются новые. Но почти всегда эта картина открывается лишь при отчуждении предыдущей. Ожидается, что это произойдет в Боливии.

Но пока наша команда любознательных управленцев из Москвы, Перми, Тольятти и Тюмени путешествует по Перу. И весьма символично, что это путешествие началось с Испании — с Мадрида.

Известно, что развивается лишь то, что обладает активностью – способностью самостоятельно меняться. Когда-то Испания менялась столь интенсивно, что смогла дать пример и принудить к развитию многие культуры мира. Теперь огромная его часть говорит по-испански. Однако, как «говорит»? И где теперь та Испания? Гумилевская идея пассионарности отвечает на этот вопрос примерно так – она остыла. Но как это происходит? Что рано или поздно случается с людьми «длинной воли», которыми создается история? Некоторые ответы приходят уже в Перу – наследнице испанского расцвета.

Взяв за объект постижения культуру, исследовать физические и даже биологические истоки энергии и активности стран, организаций, человека… не очень интересно. Они умеренно понятны. Это избыток ресурсов, избыток людской «массы», устойчивое неравновесие  биологических организмов (принцип Э. Бауэра), особенности темперамента, рост потребностей и многое другое, чем движется животное в человеческом. Человеческое в человеческом движется другими «пружинами» — работой сознания по переработке сложности в значения, за которыми можно и следует идти. Человеческое, то есть культурное движется способностью мыслящих существ сомневаться в реальности и добывать ее смыслы. Развитие культур возникает лишь там, где они встречаются со сложностью и способны порождать и менять свои смысловые структуры. Хотя бы, как-то так…

Из дневника
  • Испанцы в Перу – это совсем не те испанцы, которые его создали. Произошло это не быстро, но теперь по всему видно – новые для них обстоятельства заполнились новыми смыслами. Например, в них уже не нашлось места «материнской» эстетике.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Она осталась лишь в колониальном стиле центральных площадей Лимы

… и нескольких  перуанских городов.

Да и новая эстетика испанской столицы уже сильно отличается от той – «пассионарной». Например, культура мачо за пределами корриды здесь почти повсеместно исчезла. И подобных смысловых трансформаций оказалось достаточно для новых обстоятельств современной Испании — она смирилась со сложностью.

  • В Перу, впитавшем индейский культ семьи, ширится протест против сексуального «воспитания» детей в терпимости к уродливым бракам. Здесь идея европейской «толерантности» обрела значение зла и угрозы исчезновения.

 

  • В национальном университете в Лиме совсем недавно (три года назад) поднята волна инновационного образования – так «прочтен» смысл нового Перу в куда-то убегающем мире.

  • В государственных программах и в монологах вождей индейских народностей поднимается волна за сохранение самобытности. Это голоса позиции людей, осознавших себя как остающихся во «втором эшелоне» эволюции.

  • Но индейское движение еще не смогло построить собственной стратегии развития. Это означает, что смысловое напряжение в этой области культуры еще не преодолело порог значений, связанных лишь с улучшением своего положения в глобализации. Оно еще не достигло способности строить собственный путь развития.

Эти примеры, конечно же, имеют и другие объяснения. Но закономерность видна – развитие, смена качества культур происходит вслед за их способностью менять свои смысловые основания в преодолении нарастающей сложности действительности.

Все это утверждает уже давно понятое начало развития – активность. Но открывается, что в культуре у него особенная природа. Движителем существования и развития культур является смысл. А импульсы к развитию приходят лишь от их встречи с иным.

 

У нас заканчивается второй день в коммуне индейской народности шипибо – в Сан-Франциско.

Да, здесь тоже были францисканцы. Но, научив индейцев креститься, они не разучили их по-своему «молиться». Наша команда готовится к мистическому обряду —  к встрече с аяуаской.

Неужели, и вправду, существует иной мир?

© 2018 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru