«Мир впервые»

Все прошедшее, настоящее и будущее существует лишь как культура. В этой (библеровской) мысли схвачена суть великого процесса, начавшегося в момент, как только «эволюция осознала саму себя». Теперь живое с нарастающей дерзостью отказывается от безусловного послушания биологическим алгоритмам. Оно двигается различениями – плодами разума, непрерывно преодолевающего свой собственный плен. Оно существует и развивается лишь в форме непрерывного «диалога» свидетельств сознания прошедшего, настоящего и будущего, порождающего воображаемое действительное.

Сингапур, 2009

В дни подготовки к «новозеландской» экспедиции на книжных полках появилась книга Ю. Н. Харари «Sapiens. Краткая история человечества». Это оказалось захватывающим романом историка, выбравшего для развертки философского вопрошания человека биологическую «точку зрения» на культуру. Разумеется, эта позиция повсюду находит поводы для удивления тому, что творит, что натворил sapiens. Точно так же, как и автор «краткой истории», герои романа Киплинга с горечью удивлялись поведению Маугли – он ведет себя совсем не так, как весь животный мир, он не соблюдает «закона крови», он делает то, что захочет. Примерно также, с разочарованием и печалью смотрели на нас в Руанде гориллы — наиболее близкие к нам по эволюционной лестнице существа. А мы с другой стороны смотрели на них, недоумевая — почему они остались там, в «первой природе», не научившись воображать?

Руанда, 2011

С биологической позиции человек – это животное, «заболевшее культурным способом бытия». И это не удивительно, это до наивности закономерно.

Мир людей удивляет совсем другим. Несовпаденье биологического и человеческого окончательно признано еще в середине прошлого века обособлением культурологии. Мир людей удивляет тем, как в непрерывных диалогах, которые образуют культуру, в непрерывном «произведении произведений» или, точнее, в «трагедии трагедий» Ей удается продолжаться, все же выводя человечество к Свету. Именно это удивление и есть главный мотив длинного витка исследований под названием «ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ – Global».

Культура – это  «мир впервые…» (М. Бахтин). Ее работа состоит в том, чтобы позволять нам, как бы заново порождать в своем воображении мир, бытие предметов, людей, свое собственное бытие, выбирая «место» в которое должен состояться наш следующий шаг. Это произведение, которое осуществляется в человеке каждый раз заново. Так, культура – это вовсе не памятник гордому, но последнему вождю ацтеков, исчезнувших в тенях небоскребов Мехико. Это те вопросы, которые возникают у нас, у «зрителей» этого парадокса – гимна истребленной культуре в устах истребившей.

Мехико. 2009

Но как в этой работе сознательного и бессознательного нам все же удается становиться сильнее, живучее, увереннее в том, что место в наступающем Неизвестном нам все же есть? Как, при каких условиях свобода творчества личности преодолевает принуждение культуры к «нравственному поведению», сохраняя устойчивое движение к Благу? А при каких условиях этого не происходит? Когда диалог затормаживает, замыкает народ в круг вековых повторений, надолго оставляя его на  «лестнице эволюции» по подобию вмороженных в историю племен острова Новой Гвинеи (экспедиция 2013)?  Конечно же, это путь к созиданию через разрушения. Но как помогать культуре и себе самим все же прирастать жизненными силами в этом эксперименте Природы?

о. Новая Гвинея. 2013

Ближайшая экспедиция по Новой Зеландии  (март 2019) — это первый шаг большого исследования с отчетливой формулой: УСЛОВИЯ УСПЕШНОСТИ ДИАЛОГОВ КУЛЬТУР. Согласно этой формуле, нам предстоит укрепиться или разубедиться в том, что уже собрано в списке гипотез исследовательской команды. Например, в том, что тип любой особенной локальной культуры определяется не принятыми в ней правилами поведения и даже не ценностями, а ее устойчивым смысловым ядром. Что именно оно выполняет роль призмы для интерпретации всех культурных событий, определяя поведение людей. Есть гипотеза, что эти ядра образуются не случайно, а благодаря устойчивым исходам «культурных диалогов» между ключевыми культурными со-бытиями народа, организации, общества. Мы уже говорим об этих исходах как о «развязках драм».

Есть предположение, что культуры могут меняться революционно, почти скачками лишь в тех диалогах, в которых находятся совместные способы снятия противоречий условий сосуществования взаимодействующих культур.

Мы уже видим, что для целей экспедиции пример Новой Зеландии взят нами не напрасно. Поживем – увидим!

Андрей Теслинов

Окленд. 14.03.19

© 2019 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru