Жить на вулкане

«Каково это – жить на вулкане?» Я села на сиреневый с жёлтыми узорами камень и перевела дух. Преодолев перепад высот в 743 метра, за два часа спокойной и не слишком утомительной ходьбы я оказалась на плоской, местами скругленной, вершине, «жёрдочке совы», чудесного места в двадцати километрах от Ротаруа – Радужной горы. Разноцветная гора жемчужиной спряталась от людей – это не самое популярное место среди туристов, – но от этого не утратила свою прелесть. Тот, кто добудет эту жемчужину, окажется поистине богат. А мне нужны были одиночество и красота, и изумительные виды Радужной горы мне их даровали, всецело захватив дух. На языке маори Rainbow Mountain звучит как Maungakakaramea, «гора цветной земли». И правда, склоны горы переливаются почти всеми цветами радуги, а также переливами красного, коричневого, оранжевого, зелёного, розового, фиолетового, врезаясь в изумрудные, лазурные, бирюзовые кратерные озёра. Подъём мой был обрамлён, казалось, доисторическим лесом и кипящими, пыхтящими, плюющимися серными парами и вулканическими кратерами, над склонами которых поднимались пары геотермальных источников. В окрестностях Ротаруа время от времени попадаются грязевые пруды, подёрнутые вскипающими и медленно лопающимися пузырями, словно напоминающими всякому, что ожидает его, если он грешник. Капли утреннего короткого дождя отсвечивали в буйной листве неизвестных мне деревьев, на шляпках мухоморов и вездесущих гигантских папоротниках. Я лакомилась остатками лесной ежевики и выискивала пейзажи, чтобы запечатлеть их в своём блокноте с засушенными листьями циатеи  – словом или линией.

С вершины Радужной горы открывается захватывающий вид на окрестности Роторуа, горы, леса и озёра – гору Руапеху и другие горные вершины Национального парка Тонгариро, гору Таравера, озёра Таупо и Ротомахана с надёжно сокрытыми от людских глаз Белыми и Розовыми террасами, где иногда показывается, предвещая беду, белая пирога-призрак с гребцами на борту…Здесь, на волнующей земле с богатым вулканическим прошлым, мне ночами часто снились счастливо живущие горы на берегах озера Таупо посередине Рыбы Мауи, которые после раздоров стали странствовать к Югу и Северу. Ведь у гор тоже своя жизнь и своя история: иногда они обнимаются, иногда удерживают друг друга на своих плечах, а иногда и ссорятся. Иногда между собой, иногда с богами, иногда с людьми. И от этих ссор – разные беды.  Никому из живых не хочется увидеть белую пирогу-призрак, ведь она предвещает страшное – как тогда, в 1886 году. Тёплый и спокойный июльский вечер превратился в настоящий кошмар – мощное извержение вулкана Тараверы. Люди увидели, как побледневшее небо над пиком горы покрылось красным румянцем и грозным чёрным облаком беды. Из чрева Тараверы стали стекать алые огненные реки и на всё живое вокруг полетели раскалённые каменные глыбы, падающие с шипением в озеро. Медные воды Таупо отражали разверзшуюся пасть чудища-вулкана, который стёр с земли маорийскую деревню Те-Арики, ныне именуемую «погребённая деревня». Конечно, у трагедии есть естественное, геологическое объяснение, разные явления природы свидетельствовали о том, что это извержение должно случиться, но современные маори и вообще люди, причастные к этой земле, с трепетом и каким-то внутренним почтением останавливают взгляд на безмятежной, дремлющей вершине вулкана Таупо, и замышляет ли он что-нибудь, остаётся страшной тайной.

 …Каково же это – шелестел лес вокруг, трещали-спрашивали цикады, неслышно вопрошали мои глаза у мира вокруг – жить на вулкане? Ценить каждый момент? Верить в Бога? Брать от жизни всё, чтобы не остаться при неблагоприятном исходе ни с чем? Кто знает. Для меня жить на вулкане – знать, что всё когда-нибудь кончится, но здесь-и-сейчас – вечно.                                    

Юлия Деде

март 2019

© 2019 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru