22.11.12, Касабланка: Осторожно, культура…

Впервые дневник путешествия не получилось вести в пути. Поначалу объяснения были простыми:  поздно возвращаемся в отель, затянувшаяся акклиматизация, слабый интернет, тусклый свет по вечерам и что-то подобное. Но по мере переполнения сосудов впечатлений и переживаний становилось ясно – дело совсем в другом.Впервые предметом экспедиции была культура. Мы готовились понять ее как ту самую «вторую природу», которая проявляется удивительным феноменом в нас и  во всем том, что и как мы делаем и мыслим.  В начале пути мы уже знали, что это особенный «язык, организованный по правилам». Через живую параллель, которая помогала нам в прежних экспедициях,  мы намеревались понять эти правила, а с помощью них и себя. Но мы не предполагали, что для этого понадобится настолько отказаться от себя, от своих правил, чтобы понять чужие.
Поначалу ведя себя как прежде, как обычный исследователь или, лучше сказать, наблюдатель, который всматривается в заинтересовавший его предмет, мы каждый раз обнаруживали неожиданное —  «предмет» смотрел на нас и спрашивал… «Ты кто?».К этому мы не были готовы.  
Теперь совершенно ясно, что культуру невозможно исследовать отвлеченно от нее и от себя в ней. Действительно, это «произведение произведений» (по В. Библеру), поскольку любое движение в ней – это диалог, в который ты  мгновенно вовлечен, даже не приходя в сознание.  
Но если сознание не покидает тебя надолго, то в случившемся диалоге, действительно, можно что-то понять. Можно понять, например, интересен ли ты, интересна ли встреча с тобой, рады тебе здесь или нет, можешь ли ты быть понят или останешься умным, но «одиноким островом», откроется ли для тебя окно, через которое ты сможешь увидеть Другое…  
И если окажется, что в минуту встречи ты был так же открыт и обнажен, как и твой «предмет наблюдения», если окажется, что и ты интересен ему и мил, то, возможно, тебе удастся получить необыкновенно светлый и пронзительно откровенный знак – «Заходи!»  
Нельзя сказать, что ко всему этому все участники экспедиции были совершенно не готовы. Среди нас были и те, кто в прошлом году в путешествии по Танзании уже получил от масаев первый урок  сдержанности. Тогда в одной деревне нас, можно сказать, развернули, поняв, что мы пришли не как люди к людям, а как субъекты к объектам. Но не все мы прилежные ученики. Так, оказалось, что я подзабыл тот урок. Но ладошки африканской детворы очень скоро напомнили его. С этой минуты, кажется, дело пошло на поправку. Хотя собраться с мыслями так, чтобы рассуждать о живом отвлеченно, до сих пор не удалось. И только теперь в Касабланке, когда экспедиция завершена, когда маршрут почти в 7 тысяч километров уже немножко кажется событием как бы и не моей, не только моей жизни, пришло желание и свобода  порассуждать…Что это было?

Это были встречи. Очень много встреч. Это были встречи людей с людьми, в которых не было той паузы, которая позволила бы сначала что-то понять, потом сформировать нужное отношение, и только потом как-то «правильно» поступить. Живое оживает от живого – нам приходилось сразу быть. И в этом бытийствовании сразу возникало все.

Прямой диалог в прямой вопросно-ответной логике…

 

 

 
Настороженность одного мира при встрече с другим…  
Радостные удивления…  
Разумеется, рассказы состоятся. Как обычно наши тетрадки переполнены заметками, мыслями вслух и «про себя», новыми словами и приметами, какими-то управленческими выводами – как и прежде прагматичные цели  экспедиции удерживались.Но пока, в первых сюжетах пусть побудет просто очарование…
Юным рыбаком возле форта Кейп-Коуста в Гане.  
Живым прикосновением глаз…Искренне прячась от «злого духа», мальчишка запрыгнул на руки Ринардасу. Какая разница  от какой руки придет спасение – от белой или черной?!  
Откровением предельного доверия…Когда страшно, какая разница какие добрые дядя и тетя прикроют тебя – хотя бы и дядя Сережа и тетя Настя?!  
Наслаждением вновь избранного вождя хотя бы и малого народа…Король – он и в Африке король! Только здесь это делается откровенно и радостно.  
Живой символикой вудуистского ритуала…Мы прожили его Уиде (Бенин). Это будет отдельный рассказ.  
Наивными танцами жителей , кажется, заброшенной Богом деревни в Тамберма (Того)  
Действительно, заброшенной Богом…Наверное, трудно сыскать пример более печального существования на Земле, чем у женщин этого маленького, но живучего народа.  
Милым  прямодушием любопытства и светлого ожидания юной души…  
Была даже тень маленького принца в Сахаре…Ведь именно в этих краях Экзюпери  встретился с ним?!  
Слушая на закате непрерывный рев океана, который бушует, ревет у берега, оставаясь спокойным в дали, принимаешь, что и впрямь, «культура – поток событий, свободно текущий сквозь время от одного поколения к другому» (Л. Уайт). Действительно, это форма социального наследования, поддерживаемая творчеством солнца человеческого духа. Это подвижный развивающийся в приливах и отливах мир, которому нет границ… до окончания человеческой эры.  
Понять его и в созвучии слить с ним голос собственного творчества – единственно подлинное желание в этот миг.Начнем неспешно…

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru