19.11.2008, Ла Пас — Боливия.

По приземлению в Ла Пасе мы поняли, что здесь все летают с лихостью. Самолет трижды подпрыгнул на посадочной полосе и быстро остановился. Уже на трапе мы почувствовали – воздуха не хватает. Высота около 4000 метров, но не так жарко, как в Перу. Глиннокаменная высокогорная Боливия – это совсем другое. В отеле мы увидели людей с кислородными баллонами и масками… Хорошо, что группа оказалась выносливой и в целом здоровой. Обошлись без кислородных масок. Хотя вчера, близко к 5000 метрам они нам не помешали бы.
Остаток дня 17 числа провели на Рынке Ведьм, закупая теплые вещи и еду. Не зная даже этого необычного названия (Рынок Ведьм), мы как-то так его и назвали бы после путешествия между лавками с сушеными эмбрионами лам, со шкурами Анаконд, галюциногенами типа Сан Педро, Аягуаска и другими. Оказывается, все это годится в непростом человеческом миру.

Наутро отправились на знакомство со свидетельствами древнейшей цивилизации Тиуанаку. Она просуществовала на Южноамериканском континенте около 2500 лет. Стало очевидно, что служение Солнцу и Луне инки заимствовали у них. И не только это. Трудно представить себе уровень технологий этих древних людей, позволявшим им без металла вытачивать сложные фигуры из огромных каменных глыб, выстраивать сложные конструкции, поддерживать свое существование на огромной территории в течение тысячелетий.
Один из интересных уроков состоялся для нас в том, что центральным субъектом культа Тиуанаку был Веракоче, просветитель, некто из белой расы, пришедший, как «говорят» мифы, в империю с юго-востока. Культ просветительства, наряду с поклонением Солнцу как источнику жизни и развития и Луне как противоположному аспекту мира, навел нас на многие мысли относительно наших собственных ценностей.

Надо сказать, что перед Боливией содержательная часть курса «Развитие организаций и развивающее управление» завершилась. Здесь мы приготовились наблюдать за инаковостью, пополняя библиотеку природных феноменов развития. Поэтому в Боливии специальных тьюториалов уже не было – мы просто наблюдали новый для нас мир, размышляя, философствуя.

С развалин храмов Тиуанаку группа отправилась к озеру Титикака. Это озеро расположено на высоте около 4200 метров и «принадлежит» одновременно Перу и Боливии. Чистое, голубое, чудо-прозрачное, огромное озеро… Но не Байкал.
Относительно быстро сговорившись с владельцем катера, мы отправились на поиски островных индейцев. Надо сказать, что эта часть путешествия в большей мере близка к тому, что обычно называют «экстрим». Помимо ночного холода и опасностей лихорадки было еще кое-что, что создавало хорошую интригу. Нас не ждал катер на берегу, нас не ждали островные индейцы, мы не знали точно их расположения на озере, мы не знали встретят ли они нас радушно или закидают стрелами, не знали точно того ущелья, в которое отправимся к высокогорным индейцам после Титикака… Были только вера в профессионализм нашего проводника Андрея Шляхтинского в удачу и хорошо сложившуюся команду, которая к этому времени состоялась. .

Переход по озеру Титикака оказался не простым. К вечеру поднялся сильный ветер, катер начало болтать. Слава Богу, и здесь все окончилось хорошо. На одном из островов нас пересадили на другой, более сильный катер. Путешествие по озеру затянулось и мы, как это уже было на Амазонке, снова искали индейцев уже в ночи. Нашли… Нас перевезли на большой самодельной индейской лодке на плавучий остров с тростниковыми хижинами. Похоже, от любопытства на небольшой плавучей куче тростника собралась вся деревня, с женщинами, детьми… После ночного чая, под совершенно незнакомым с звездным небом мы улеглись в тростниковых хижинах по несколько человек. Прохладная ночь на воде, с криками незнакомых птиц, с шорохами, всхлипываниями… Все остались живы. Утром мы проснулись под неспешный говор жителей индейской деревни. Что-то купили из их незатейливых поделок, поели вместе с мужчинами их традиционную картошку с бобами и кукурузой, поговорили « за жизнь». Удивительная сила в жестах! Если не все из слов, но главное понимали почти все. К тому же в конце второй недели путешествия многие уже стали понимать чужой язык. А их здесь очень много. Индейцы говорят на смеси испанского, кечуа, амакоре и других языков. Нам помогали.

После озера группа отправилась в глубину Андских кордельеров. По замыслу проекта для полноты картины одинаковых форм развития нам надо было увидеть нечто совершенно разное. В эту завершающую часть путешествия мы хотели увидеть и испытать жизнь высокогорных индейцев Боливии. Это нечто совершенно иное, чем в Перу.

Машина поднималась очень тяжело и на высоте около 4900 метров отказала. К этому времени мы нашли хижину одного из отшельников индейской общины, некоего Дона Панчо. Он позволил нам провести ночь в его каменной хижине с соломенной крышей. Поев горной форели и собственной мясной похлебки, мы улеглись, тесно прижавшись друг к другу – холодало. Наутро выпал снег…

Что же такого есть в этих диковинных приключениях, во встречах с незнакомой культурой чужого народа, что может пригодиться искателю степени МВА?
Каждый участник группы отвечает про это по-своему. Мы еще напишем про это. Кроме того, всем участникам экспедиции еще предстоит в письменной контрольной работе ответить на вопросы о развитии своей организации, о пользе переоткрывания закономерностей развития собственной деятельности через наблюдение незнакомого, через помещение себя в непривычные условия жизни. Но уже сейчас кое-что открывается…
• Развитие происходит скачками, преодолением инерции того слоя жизни и деятельности, в котором происходило предыдущее развитие. Причем для скачка нужна новая, дополнительная и немаленькая «порция» энергии, подобная той с которой индейская община однажды за день-два строит молодой семье новое жилье (Сергей Потапов)
• Глубокая гармония в бизнесе или в любой его деятельности не появляется в каких-то частных ее свойствах, а обретается только при восхождении к смыслам, которые создаются в ходе нее самой. Говоря словами Тейяра де Шардена (примерно) «Деятельность нуждается в обожествлении, чтобы стать целостной и гармоничной». Мы видели огромное количество свидетельств такого рода «обожествления», «одухотворения» деятельности, жизненного уклада, домов, городов, которые вовсе не связаны с простым выживанием цивилизации. Понятно, что все это связано с приданием существованию и развитию полноты и завершенности (Вита Холмогорова)
• У слабых или ослабленных народов, в том числе и горной вялостью и пассивностью, почти нет шанса сделать шаг в развитии. Вся их энергия тратится на поддержание собственного функционирования, а на развитие нужны новые активности. Видимо, дети Дона Панчо никогда не появятся в аудитории слушателей МВА-программы…, а жаль.

Путешествие заканчивается. Завтра перелет из Боливии в Перу, а затем и домой. Небольшая группа команды пожелала чуть продлить путешествие в Нидерландах. Интересно, как откроется, по словам философов и культурологов, «вышедшая на пенсию Европа», взгляду, привыкшему за три недели к картинам живого, откровенного, наивного и непростого развития народов в непростых условиях амазонской сельвы и горной части верхнего и нижнего Перу?

В аэропорту Ла Паса увидели объявление, что теперь в эту страну не обязательно лететь с сертификатом прививки от желтой лихорадки. Жаль, а мы ее сделали… Может быть, чтобы это было не напрасно, следующую «Живую параллель» провести в тех странах Африки, где эта прививка еще нужна? Однако, аппетит возникает во время еды — хочется понять Чили и Аргентину. Ну, подумаем об этом дома.

Андрей Теслинов
Ла Пас, Боливия
Hotel «Europa»

19 ноября 2008.

© 2017 ЖИВАЯ ПАРАЛЛЕЛЬ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru